Бечо (be9) wrote,
Бечо
be9

Category:

Мировоззрение Шута

Работа шута не предполагает усилий по исправлению или улучшению мира. С точки зрения шута мир не «сломан», он прекрасен в своём несовершенстве.


Шут выделяет своим вниманием противоречия и высмеивает их, не заботясь об преодолении. Однако это запускает дремавшие процессы обновления. То есть работа шута в некотором глобальном смысле «конструктивна», ибо потворствует оживлению других процессов, которые мы бы с большей готовностью назвали «конструктивными».

Но, конечно, шут не печётся об успехе своих действий. Шутка не может быть проектом, потому что это немедленно перевело бы шута в режим серьёзности.

Шутовство также не является критикой. Ведь критика — ещё одна из ипостасей серьёзности. Собственно, «серьёзность» — это концентрация на некоторой цели, на некотором образе желаемого будущего. Практик-протагонист осуществляет деятельность по преобразованию мира, имея в виду движение к идеальному образу. Критик-антагонист критикует практика, споря либо с самим образом желаемого будущего (он ведь у каждого свой), либо с методами движения к нему (у каждого свои образы достижения целей). Но их объединяет само стремление к преобразованию мира — они лишь расходятся в деталях.

На этом фоне шут, кажется, не движется никуда и не преобразует ничего. Но он просто близок к тому, что в восточной философии называют недеянием.

В работе шут опирается на эстетику смешного. Смешно то, что не соответствует само себе. Полное соответствие обретается лишь в объеме вечности и бесконечности, и можно было бы подумать, что это совершенно не смешные штуки. В действительности, однако, тут смеяться-не пересмеяться, ибо вечность и бесконечность трансцендентны, и любые попытки к ним примазаться все время не совпадают с ними, короче, вы поняли.

Так или иначе, шут, работая с материалом самой жизни, постоянно занимается межконтекстуальной контрабандой. Нет явления столь же зависимого от контекста, как шутка, и фокус внимания шута постоянно направлен на аккуратное переливание из пустого в порожнее, т.е. помещение материала в такую пустую форму, в которой будет смешно. Конечно, с формами шут обращается весьма вольно...

Шут-профессионал способен поддерживать долгие цепочки несовпадения. Например, идя по улице, он падает в лужу, не совпадая с «ровным местом», по которому шел. Следующий шаг: несовпадение с человеком-упавшим-в-лужу. «Когда ещё в луже полежишь»  — думает шут и не спешит вставать, очевидно, наслаждаясь. Завидя зевак, он, не совпадая с глупеньким дурачком, какового в нем завидели, неожиданно толкает кого-нибудь из них, чтобы тот тоже перестал совпадать со своим местом… И так далее.

Вся эта активация несовпадений напоминает помешивание каши. Всякий знает, что длительное совпадение каши самой с собой ведёт к пригоранию и ужасному запаху. Не сказать, что шуты заварили эту кашу, но они МЕШАЮТ… многим мешают!

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment